February 19th, 2007

По, умолчанию

Всё та же тема интертекста. Конец книги второй..

..перед третьей,- "Последними Приключениями Пострадавшего": " ... А что мы будем делать когда сгниём? -превратимся в гнилушки?- предположила она тем нежнейшим тишайшим смешнейшим шёпотом ради которого и стоило конечно прожить жизнь. Правильно, моя Любовь! Мы будем светящимися гнилушками! Днём мы будем обыкновенными гнилушками, а ночью- гнилушками-светляками. Светящиеся микроорганизмы будут жить на нас в память об этой ночи, а мы будем тишо ждать. -Чего? Не чего, а кого. Того, Кого все люди ждут.."
Это разворот концепции "семейки Адамсов" той последней диалектикой- диалектикой проклятия/благословеня, свершение которой и делает из "Ожёга" текст католика ВПАксёнова,- собой- таковым же, как "Дон Кихот" такого же христианина, "неприрождённого" к одеянию франсисканца (в коем как и Данте похоронен) Сервантеса - поэмой-романом Нового Времени, открывающим Вечность.
А там.. уж как..
Игнатий Брячининов сказал что Франциск- "..в прелести". Хочу в эту "прелесть" но к плотности огня по дороге к ней нужно быть готовым..